Зачем омывать ноги христианам?

1-chistyi-chetverg-omovenie-nog-vip-otkrytki.ru_После совершённого сегодня на служении омовения ног, я решил исследовать вопрос омовения ног в христианской традиции. И выяснить суть этой традиции, её Евангельское значение для современной Церкви и её применения в разных частях Тела Христова.

Обряд омовения ног в древности на Востоке был обычаем гостеприимства (см. Быт. 18:4Быт. 19:2Быт. 43:24Суд. 19:21).

Омовение ног в эпоху Нового Завета, описано только в Евангелии от Иоанна. Согласно его рассказу, в начале тайной вечери:

 

«Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит, встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан. Подходит к Симону Петру, и тот говорит Ему: Господи! Тебе ли умывать мои ноги? Иисус сказал ему в ответ: что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после. Петр говорит Ему: не умоешь ног моих вовек. Иисус отвечал ему: если не умою тебя, не имеешь части со Мною. Симон Петр говорит Ему: Господи! не только ноги мои, но и руки и голову. Иисус говорит ему: омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь; и вы чисты, но не все. Ибо знал Он предателя Своего, потому и сказал: не все вы чисты. Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его. Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете».

(Ин. 13:3-17)

 

 

 

В иудейской традиции существовали различные ритуальные омовения перед участием в разных обрядах. В данной истории Иисус и ученики участвовали в священной трапезе пасхи. До начала трапезы каждый должен был омыть своё тело по обряду. Когда участники священной трапезы доходили до места, их ноги были осквернены, поэтому слуги, не участвовавшие в трапезе, омывали ноги гостям. Когда Иисус подошёл к Петру для омовения его ног в образе полураздетого раба (так как он снял с себя верхнюю одежду), Пётр отказался от услуг Учителя, считая неприемлемым дать Ему умыть свои ноги, унизив Учителя до уровня раба. Затем Пётр предложил, чтобы Иисус умыл ему руки и голову, таким образом соглашаясь на услуги не раба, а раввина, так как раввины совершали священные омовения своих учеников (Ин. 2:22-23). Но Иисус преднамеренно занял позицию слуги, а не господина или священника. Этим самым Он в корне изменил устои отношений между сословиями. Когда Пётр попытался отказаться от Его услуг, не желая изменять принятых правил, то Иисус заявил: «если не умою тебя, не имеешь части со Мною». В этом эпизоде проявлена основополагающая мысль христианского учения: быть слугой ближним своим несмотря на твоё положение в обществе.

Обряд омовения ног присутствует в богослужебных традициях многих христианских церквей.

Католицизм:

В католической церкви обряд омовения ног совершается в Великий четверг на вечерней мессе воспоминания Тайной Вечери. Священник, предстоятельствующий на мессе, омывает ноги 12 прихожанам. Обряд проводится после проповеди, перед началом Евхаристической литургии.

85_main

Православие:

В Православной церкви обряд (чин умовения ног) совершает в Великий четверг архиерей, который омывает ноги 12 священникам (или монахам) в воспоминание омовения, исполненного Спасителем над апостолами пред Тайной вечерей.

Чин возник в Иерусалиме в VI—VII веках; впервые встречается в грузинском переводе древнего иерусалимского Лекционария. Около VIII века чин был воспринят в Константинополе, где, в отличие от Иерусалима, первоначально совершался не после, а до литургии Великого четверга, что отражено в Типиконе Великой церкви, в первоначальной редакции Студийского устава, в Евергетидском Типиконе[1].

В Иерусалиме чин обычно совершается Патриархом на площади храма Воскресения[2].

В практике Русской православной церкви в XX веке обряд вышел из обязательного использования (совершался лишь в отдельных епархиях). В 2009 году патриарх Кирилл 16 апреля, в Великий четверг, по окончании литургии в Богоявленском соборе впервые в новейшей истории русской церкви совершил чин умовения ног[3].

-L-GZyToq

-L-X6mrXO.jpeg

Протестантизм:

В ходе Реформации анабаптисты возродили буквальное исполнение обряда. Одиннадцатая статья Дордрехтского вероисповедания 1632 года призывает омывать ноги святым, как проявление служения и жертвенной любви[4]. От меннонитов практика перешла к баптистким и различным свободным (братским) европейским церквам[5]. Граф Цинцендорф восстановил практику омовения ног у моравских братьев[6].

Баптисты и амиши перевезли обряд в Северную Америку. Именно от баптистов омовение ног переняли адвентисты и некоторые американские пятидесятники.

В 1920 году, пятидесятнический миссионер Иван Воронаев, во время вынужденной остановки в Стамбуле, познакомился с турецкой общиной адвентистов, принявших учение о крещении Святым Духом. В этой общине он увидел обряд омовения ног и впоследствии ввёл его в практику Союза христиан евангельской веры[7]. По условиям «августовского соглашения» об объединении с баптистами в 1945 году, советским пятидесятникам фактически надлежало прекратить омовение ног[8]. Общины нерегистрированного братства пятидесятников сохранили омовение ног до сих пор.

Омовение ног рядовыми верующими во время причастия практикуется в следующих направления протестантизма:

Апостольская церковь Эфиопии

Объединённая пятидесятническая церковь, международная

Объединённая церковь христиан веры евангельской

Церковь Бога (Кливленд, Теннесси)

Церковь Бога пророчеств

Церковь Бога во Христе

в некоторых общинах Ассамблей Бога

в некоторых общинах Международной пятидесятнической церкви святости

Обычно мужчины омывают ноги мужчинам, а женщины — женщинам. В некоторых общинах принято, чтобы супруги омывали ноги друг другу.

hqdefaultВ истории известны случаи, когда в учении некоторых церквей была убеждённость, что без омовения ног перед евхаристией человек теряет спасение. Однако большинство протестантских богословов соглашаются, что омовение ног — пример для нелицеприятного служения другим в духе любви, а не обязательное условие спасения. (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BD%D0%BE%D0%B3)

ЦАРСТВЕННОСТЬ СЛУЖЕНИЯ (Иоан. 13,1-17)

Мы должны рассмотреть этот отрывок всесторонне, но сначала давайте посмотрим на него целиком. Мало других случаев в Евангелиях так открывают истинный характер Христа и Его любовь, как этот случай. Когда мы подумаем, Кем Иисус мог бы быть и что мог бы сделать, величайшее чудо того, Кем Он был и что делал, становится близким и понятным для нас.

1. Иисус знал, что все отдано в руки Его. Он знал, что час Его унижения близок, но знал также, что близок и час Его прославления. Такого рода знание могло бы исполнить Его чувством гордости, а Он при таком сознании силы и славы, которые принадлежали Ему, умыл ноги ученикам. В момент, когда в Нем могла бы проявиться самая высокая гордость, в Нем проявилось самое высокое смирение. Любовь всегда такова. Когда, к примеру, кто-то заболевает, любящая его душа готова оказывать ему самые непривлекательные услуги и делать это с величайшим удовольствием, потому что такова любовь. Иногда людям кажется, что они слишком важны для того, чтобы исполнять какие-нибудь низкие услуги. Иисус не был таким, и хотя знал, что Он Господь всех и всего, умыл ноги ученикам.

2. Иисус знал, что Он от Бога пришел и к Богу отходит. У Него могло бы быть известное презрение к людям и миру. Он мог бы подумать, что Его дело на земле окончено, и теперь Он уже на пути к Богу. Но именно тогда, когда Бог был к Нему особенно близок, Иисус достиг глубин и крайних пределов служения людям. На праздничных пирах рабы умывали ноги гостям. Ученики раввинов прислуживали учителям, но такое служение не пришло бы никому в голову. В Иисусе же замечательно то, что Его близость к Богу не только не отдаляла Его от людей, а наоборот приближала Его к ним. Всегда верно, что тот, кто ближе к Богу, ближе и к людям.

Существует легенда о Франциске Ассизском, в которой говорится, что в юности своей он был весьма богат, и только самое лучшее было достаточно хорошим для него. Во всех отношениях он был аристократ из аристократов. Но ему было не по себе и в душе у него не было покоя. Однажды, проезжая за городом на коне, он увидел прокаженного. Этот человек был весь в ранах и струпьях, и представлял собой ужасное зрелище. В другое время брезгливый Франциск отвернулся бы от него с презрением и отвращением, уж слишком ужасным был вид этого остатка человека, но на этот раз что-то оборвалось в душе Франциска. Он сошел с коня, подошел к прокаженному и обнял его, и в этот момент тот предстал пред ним в образе Иисуса Христа. Чем ближе мы к страдающему человечеству, тем ближе мы к Богу, и наоборот.

3. Иисус знал, что скоро Он будет предан. Такое знание могло вызвать в Нем обиду или даже ненависть, но случилось обратное — сердце Иисуса горело еще большей любовью. Чем больше Ему причиняли боль, чем больше Его унижали и издевались над Ним, тем больше Он любил. Естественно возмущаться злом и огорчаться в ответ на обиды, но Иисус встречал самые ужасные оскорбления, обиды и даже предательство с глубочайшим смирением и любовью.

ЦАРСТВЕННОЕ СЛУЖЕНИЕ (Иоан. 13,1-17 (продолжение))

Но здесь, мы видим, сказано не все. Если мы посмотрим на описание этой вечери. Лукой, мы найдем такую Фразу: «Был же спор между ними, кто из них должен почитаться большим» (Лук. 22,24). Даже тогда, когда Крест был уже виден, ученики спорили еще о первенстве и авторитете.

Возможно, что именно этот спор и понудил Иисуса поступать так, как Он поступил. Дороги Палестины были не мощеными и грязными. В сухую погоду несколько сантиметров пыли лежало на их поверхности, а в дождь вся эта пыль превращалась в жидкую грязь. Обувь, которую обычно носили люди, была легкой, открытой; это были, как правило, просто подошвы, притянутые к ноге парой узких ремней, то есть самый примитивный вид сандалий. Такая обувь плохо предохраняла от пыли и грязи дорог, и потому перед каждым домом можно было найти сосуд с водою и слугу с тазиком и полотенцем, готового умыть ноги гостям. В собрании друзей Иисуса в тот памятный вечер не было слуг, и потому услуги, которые обычно в богатых домах оказывали слуги, они разделяли между собою. Весьма возможно, что в тот вечер, они так увлеклись своим состязанием кто из них будет большим в Царстве Иисуса, что никто не позаботился о том, чтобы была вода и полотенце для омовения ног у входа в горницу. И потому Иисус Сам поправил это упущение самым ярким и наглядных образом.

Он сделал Сам то, к чему никто из них не был готов, и тогда сказал: «Видите, что Я сделал? Знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно есть то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам».

Это должно заставить нас задуматься. Как часто, даже в церквах, возникают неприятности из-за того, что кому-то не дали того места, которого он желал. Как часто даже высокопоставленные служители обижаются, когда им не дают тех почестей, которых требует по их мнению их положение. Здесь урок, что есть только один вид величия: величие служения. Мир полон людей, которые отстаивают свое достоинство в то время, как они должны были бы стоять на коленях у ног своих братьев. Во всех отраслях жизни жажда первенства и нежелание подчинения нарушают порядок вещей. Игрока только один раз не допустили до игры, и он не желает больше играть. Полного надежд политика обошли, не дав ему того места, на которое он думал, что имеет право, и он отказывается принимать место ниже. Член хора не получил желанного соло — и отказывается вообще петь.

В каждом обществе случается, то кто-то при малейшем невнимании к нему либо взвивается во гневе, либо ходит надутый несколько дней подряд. Всякий раз, когда нам захочется думать о нашем достоинстве, авторитете и положении, давайте вспомним Сына Божьего, препоясанного полотенцем, на коленях у ног Своих учеников. Воистину велик тот, кто обладает этим особым смирением, которое делает его одновременно слугой и царем. В произведении «Любимый капитан» Дональда Ханки есть такой замечательный отрывок, в котором описано, как любимый капитан заботился о своих подчиненных после похода:

«Мы знали инстинктивно, что он наш старшина — человек из лучшего материала, чем мы, «кто-то» по праву. Я думаю, что поэтому он мог быть скромным, не теряя своего достоинства. А он был действительно скромным, если можно так выразиться, и я думаю, что можно. Ни одна наша беда не была настолько малой, чтобы он не мог заняться ею.

Когда мы начали ходить в походы, и наши ноги были истерты в кровь и покрыты волдырями, можно было подумать, что это были не наши ноги, а его, так чутко он заботился о них. Конечно, после каждого похода нам проверяли ноги. Так уж полагалось, но у него это не было просто навыком. Он приходил к нам в комнату, и если у кого болели ноги, он склонялся перед тем человеком на колени и внимательно рассматривал израненные от похода ноги, как будто бы он был врач, а потом приписывал лекарства, которые тут же приносились сержантом. Если волдырь нужно было проколоть, он чаще всего брался за это сам, и при этом заботился о том, чтобы это было сделано чистой иголкой, чтобы не занести в рану грязи. Он просто считал, что наши ноги важная вещь, и знал, что сами мы не очень осторожны со своими ногами. Что-то Христово было в этом его обращении с нами, и мы любили и уважали его еще больше».

Именно такого человека, который склоняется вниз, как Христос, люди любят и почитают как царя и памяти о нем не дают умереть.

НЕОБХОДИМОЕ ОМОВЕНИЕ (Иоан. 13,1-17 (продолжение))

Мы уже видели раньше, что в словах евангелиста Иоанна всегда нужно искать два значения: первое — важное, второе — еще более важное. Внешне этот эпизод — явный, незабываемый урок смирения, но тут есть еще кое-что. Здесь есть одно довольно трудное положение. Сперва Петр отказывается позволить Иисусу мыть его ноги, но Иисус говорит ему, что, если он не позволит Ему умыть его ноги, он не будет иметь части с Господом. После этого Петр просит умыть ему не только ноги, но и руки и голову. Иисус же отвечает, что достаточно, чтобы только ноги были умыты. Это предложение, у которого несомненно два значения, звучит так: «Омытому нужно только ноги умыть, потому что весь чист» (13,10).

Несомненно здесь есть намек на христианское крещение. Слова «если не умою тебя, не имеешь части со Мною» можно тоже выразить так: «Без крещения человек не участвует в Церкви». Обычай был такой, что если человек умылся дома, перед уходом в гости, ему нужно умыть только ноги. Но это значение внешне, а внутреннее, более глубокое, говорит, что только омытые входят в дом. Поэтому Иисус и говорит Петру: «Ты нуждаешься не в обычном омовении тела, которое и сам можешь совершить, но нуждаешься в том особом омовении, которое откроет тебе доступ в дом веры». Этим объясняется и другое, а именно, что когда Петр отказался дать Иисусу умыть ноги, Иисус сказал ему: «Ты не дашь Мне умыть ноги тебе? Знай, что без этого ты потеряешь все».

В Церковь вступают путем крещения, то есть омовения перед входом. Это не значит, что человек не будет спасен, если он не крещен (как, например, разбойник на кресте), но это значит, что если человек имеет возможность крещения, он должен засвидетельствовать свою веру во Христа — своего Спасителя.(http://allbible.info/bible/sinodal/joh/13/)

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s